Не пропусти
Главная » Здоровье » Психолог онлайн: мифы, реальность, перспективы

Психолог онлайн: мифы, реальность, перспективы

Чем меньше информации о собеседнике, чем он более территориально удален от нас, тем больше мифов сопровождают его образ. Этой участи не миновали и онлайн-психологи. Но миф о чем-либо в работе психолога, в том числе и о нем самом, — это прежде всего послание, насыщенное целым комплексом смыслов и переживаний. Миф как собирательный образ-сообщение одновременно и влияет на ожидания со стороны клиента, и служит ориентиром, с помощью которого можно многое понимать о его внутреннем мире, формировать с ним более доверительные отношения. Приведем наиболее частые мифы, которые встречаются в характеристиках психологов онлайн со стороны тех, кто только начал или собирается получать психологическую помощь через интернет. А также способы использовать мифы "в мирных целях": в процессе самоисследования и самораскрытия клиента и углубления контакта с ним.

Миф о мошенничестве. Именно среди российских клиентов онлайн такой миф особенно распространен [2]. Число мошенников в киберпространстве неуклонно растет, и это сказывается на работе профессиональных консультантов. Если раньше было достаточно представить сканы дипломов и сертификатов, то сейчас по мере развития графических программ доверие к этим изображениям можно сохранить, сопроводив их экспертным заключением авторитетного источника, положительными отзывами клиентов и коллег, авторскими статьями и разработками, фотографиями и видеозаписями, подтверждающими профессиональную деятельность специалиста, и целым рядом других аргументов.

И все же миф о том, что по ту сторону экрана таится самозванец, некоторое время присутствует в дистанционной коммуникации психолога и клиента. В чем полезность такого мифа для его носителей? Возможно, он выполняет некие охранные функции, отвечает потребности в безопасности — и если это так, то что может помочь клиенту вернуть чувство безопасности, защитить его от угрозы разглашения личных данных, гарантировать конфиденциальность?

Можно прибегнуть к использованию электронных подписей и шифрованию адресов, но все эти меры отчасти напоминают установку многослойных железных дверей, которые привлекают к себе внимание взломщиков. Существует не только технический, но и психологический путь снятия мифа о недостоверности данных специалиста и потере безопасности — это профессиональное поведение психолога в контакте с клиентом, которое убеждает лучше любых документов и подписей, что он именно тот, кому можно довериться. Например, дать клиенту возможность проговорить свои сомнения и сообщить в ответ, что подобные мысли возникали и у самого консультанта перед прохождением очной и онлайн-терапии, и как затем они постепенно исчезали по мере общения и работы над собой. Открыто обговорить сферу своей компетенции и ее границы, все возможности и риски психологической помощи онлайн, основные принципы профессиональной этики и правила оказания такой помощи, и получить информированное согласие от клиента на ее оказание. Если благодаря этим мерам создается пространство психологической безопасности, то работа с онлайн-психологом будет продуктивной.

Таким образом, приветствуя, изучая и развеивая миф о мошенничестве, мы приближаемся к истокам клиентского доверия: что ему способствует и что его снижает в каждом конкретном случае. Для многих начинающих онлайн-консультантов оказывается полезным коллекционировать все возможные опасения по поводу безопасности и достоверности, которые они узнают от своих клиентов, чтобы иметь в запасе подходящую аргументацию для преодоления этих сомнений.

Миф о легком и большом заработке. В представлении многих клиентов психолог зарабатывает много и практически без усилий. Казалось бы, что может быть проще: сидишь себе в кабинете, выслушиваешь рассказы о чужих бедах, поддакиваешь, выражаешь сочувствие и свое мнение о происходящем — и получаешь свою оплату. В то время как подавляющее большинство населения работает в поте лица при почасовой оплате в разы меньше, чем у психологов, устает физически и морально и не может себе позволить приобрести психологические услуги, дабы полностью восстановиться. Примерно такой подтекст сообщений клиента о том, что он сейчас может оплатить максимум одну-две встречи, долго к ним готовился, копил деньги и вот наконец смог прийти.

В этом мифе содержатся и правда, и заблуждение. Правда в экономических трудностях и расстановке приоритетов в приобретении товаров и услуг, при которых помощь психолога не является чем-то первоочередным и жизненно важным. Если верить концепции А.Маслоу, то пока базовые потребности в еде, жилье и безопасности не удовлетворены, человек не стремится удовлетворять потребности более высокого уровня, жить в гармонии с собой и окружением. Но дело в том, что не разрешенные затяжные конфликты с собой и другими ведут к тому, что исчезают вкус и краски жизни, все сложнее достичь физического комфорта, могут появиться психосоматические симптомы. И когда тело реагирует сбоями на психологические проблемы — приоритет решения этих проблем начинает расти. И тем более он возрастает, когда клиент осознает, что из-за своих психологических проблем он начинает меньше зарабатывать.

Для малообеспеченных социально незащищенных категорий людей существует выход — услуги бесплатных служб социально-психологической помощи, кризисных центров, бесплатные демо-консультации психологов в сети интернет. В этих ресурсах, как правило, оказывается первичная психологическая помощь, и работа специалистов оплачивается из бюджета, через спонсорские проекты, либо служит частью рекламных акций по продвижению услуг психолога. При необходимости длительной психотерапии чаще всего рекомендуются платные услуги медико-психологических центров и частнопрактикующих психологов.

Экономический миф начинает развеиваться, когда становится очевидным, что именно вкладывается в стоимость приема у психолога. Бухгалтер одной из организаций, заказавшей мне психологические услуги, сформулировала примерно такое объяснение: "В ваши услуги уже заложена себестоимость, гораздо большая, чем стоимость всех работ по договору". Профессия практикующего психолога такова, что совершенствование в ней требует постоянных инвестиций: материальных, интеллектуальных, эмоциональных. Поэтому паузы между посещениями клиентов заняты поиском источников и направлений вложения этих инвестиций: где и чему еще научиться, как повысить качество своей работы, что еще можно сделать для улучшения качества жизни своих клиентов?

Супервизии, личная терапия, интервизии, мастер-классы, конференции, освоение дополнительных специализаций в различных методах — на все это тратятся доходы психолога, полученные им от клиентской практики. И далеко не всегда баланс бывает положительным: у некоторых специалистов уходят годы труда над собой, за который они платят более опытным коллегам, прежде чем выходят на уровень окупаемости своих усилий. И даже имея многолетнюю успешную практику, многие из них не решаются "уйти свободное плавание" собственного микро-бизнеса, продолжают работать в организациях, оплачивающих аренду и рекламу, на которую их доходов оказывается недостаточно.

В довершение комментариев к мифу о большом и легком заработке следует заметить, что, помимо затрат на повышение квалификации и коммерческих расходов, психологу как всем земным людям нужно еще и оплачивать текущие расходы на содержание себя и своей семьи. Вряд ли будет эффективным психолог, из последних сил экономящий на жилье, медицинском обслуживании и образовании своем и близких, во имя снижения стоимости своих услуг для клиентов. В таких условиях ускоряются процессы эмоционального и профессионального выгорания, и поскольку основной инструмент работы психолога — это он сам, то неблагополучный специалист плодит неблагополучных клиентов.

Во избежание подобных эффектов некоторые клиенты, чувствуя, что они получают от психолога больше, чем оплачивают, начинают делать ему подарки. Подарок можно рассматривать как сигнал о том, что происходит неравноценный обмен, нарушен баланс "брать-давать" в общении с клиентом, хотя у подарка могут быть и иные причины. В свете экономического мифа подарок — это доплата за проделанную работу, которая стоит больше, чем указано в прайс-листе психолога.

В практике известного психотерапевта, автора своего направления в гипнозе М.Эриксона описаны случаи, когда он возвращал своим клиентам принесенную ими плату за сеансы, при условии выполнения ими предписаний. На эти деньги клиент должен был в корне изменить свою жизнь, например, переехать в другой город или отдельное жилье, сменить работу, круг общения, внешний вид, привычки и многое другое. В прошлом веке вера в могущество метра эриксоновского гипноза помогала следовать этим предписаниям и действительно менять свою жизнь к лучшему [3]. Согласится ли современный российский клиент выполнять подобные предписания? Чаще всего он предпочитает двигаться к своей цели осторожными шагами и в сопровождении психолога, сеанс за сеансом. Таким образом, получаемые клиентом изменения экологично и постепенно встраиваются в его жизнь, равно как и возможность сопротивления этим изменениям.

Мифы о великом и малом психологе. Мифы о величии либо ничтожности специалиста взаимосвязаны между собой, поскольку базируются на убеждении о достоверности подобных оценок. Высокие ожидания и обесценивание, возвеличивание и принижение психолога могут чередоваться у одного и того же клиента и мало способствовать решению его проблем.

Как формируется собирательный образ психолога, лучше которого нет на земле или по крайней мере среди доступных и известных клиенту, психолога, который понимает с полувзгляда, полуслова, с первой написанной буквы, которому достаточно подумать о клиенте — и проблема уже исчезнет сама собой? В него могут быть включены и признаки хорошего заботливого родителя, который был в детстве или о котором мечталось, и идеальный спаситель из сказок, легенд, источников СМИ, рассказы знакомых о "психологе-волшебнике" и т.п. Миф о величии поддерживает неравноправные позиции психолога и клиента и передачу специалисту максимальной ответственности за результат их совместной работы, в конечном итоге — возможность впасть в зависимость от психолога в решении многих жизненно важных задач.

В рамках данного мифа при отсутствии "волшебных результатов" терапии — психолог снимается с пьедестала в сознании клиента, терапия у него объявляется бесполезной тратой времени и денег, а он сам — бездарем, прикрытым дипломами и сертификатами. Тем самым психолог дисквалифицируется из великих в малые, миф о нем меняет свою полярность.

В чем же польза такого мифа для клиента и как его развернуть в направлении продуктивной терапии? Во-первых, он способствует выработке критериев, по которым оценивается и выбирается психолог. Внешний облик, достижения в своей профессии, отзывы клиентов, статьи, презентации на видео в интернете — все это либо вписывается, либо нет в образ "самого лучшего психолога, способного мне помочь" и ведет к окончательному выбору "своего" специалиста. Положительный перенос хорош для начала взаимодействия: идеализируя личность психолога и веря в его профессиональные возможности, клиент тем самым поддерживает в себе мотивацию к участию в процессе психотерапии. Возникающие в этом процессе трудности могут восприниматься как "крутые испытания", которые нужно пройти под руководством мастера, в том числе одним из таких испытаний является открытие, что психолог не так совершенен, как ожидалось.

Встреча с мифом о "малом психологе" чаще выпадает на долю начинающих специалистов, поскольку именно они имеют дело со стереотипом клиентов, заказчиков и работодателей о том, что требуется опыт работы, который не понятно где брать, если нельзя без этого опыта устроиться работать по специальности. Выход из этого замкнутого круга возможен, если обратиться к полезным аспектам мифа. Возможно, миф "о малом психологе" помогает клиенту выбирать подходящий уровень сложности профессиональных задач, которые достанутся начинающему психологу, или побуждает клиента брать на себя больше ответственности за решение своих проблем. По мере работы с начинающим психологом клиент может открыть для себя целый ряд плюсов в таком сотрудничестве.

Молодой начинающий психолог имеет свои преимущества в не зашоренности стереотипами прошлого опыта, высокой мотивации профессионального роста, энергии и обучаемости, а также в умениях позиционировать свои конкурентные преимущества в информационном пространстве. К нему чаще обращаются молодые люди, комфортно чувствующие себя в сети интернет, для которых социальный и профессиональный статус специалиста имеет гораздо меньшее значение, чем его способность отзываться на свежие идеи, современные технологии и новые средства коммуникации.

Миф о принципиальной не решаемости или уникальной сложности своих проблем. Цели обращения к психологу онлайн могут быть связаны не только с решением проблемы, улучшением своего состояния, но и с игрой на тему "никто не может мне помочь". В этой игре много участников — психологов, к которым по очереди обращается клиент, и главную роль исполняет он сам, многократно подтверждая исключительность, глубину и неразрешимость своих проблем, пред которыми все профессионалы оказываются несостоятельны. Миф о принципиальной не решаемости дает многое его носителю: можно, пройдя по виртуальным кабинетам специалистов различных направлений, обучиться основам их работы, познакомиться на своем опыте с целым рядом методов и подходов. При этом клиент находится в центре внимания своеобразного дистанционного консилиума, многое узнает о себе с различных точек зрения, подтверждает уникальность и непознаваемость своего Я, убеждается в своем превосходстве над специалистами, не способными помочь ему так, как ему бы хотелось. В общем, субъективные преимущества этого мифа очевидны.

Но есть и объективные преимущества мифа об уникальной сложности: некоторые случаи действительно не стоит брать на онлайн-терапию, они относятся к серьезным расстройствам личности, при которых клиенту трудно поддерживать дистанционную коммуникацию и соблюдать терапевтические границы. В онлайн-формате выше риск недооценки психического состояния, в котором пребывает клиент, именно поэтому от психолога требуется особая профессиональная интуиция оперативного считывания различных состояний, их интенсивности и динамики.

Таким образом, рассказ клиента о том, что он "обращался к пяти профессионалам в этой области, но они ничего не смогли сделать" — это повод задуматься, какой глубинный запрос остался неудовлетворенным в этих встречах, а также о проблемах диагностики в интернет-общении, которая могла быть неточной, предложив клиенту прийти на очную консультацию к психологу.

Миф об исключительной эффективности одного метода или о панацее. Познакомившись на просторах интернета с впечатляющими результатами рекламируемого метода, клиент начинает верить, что именно этот метод решит все его психологические проблемы. "Введите меня в гипноз, чтобы я меньше волновался", "мне нужно вон ту методику, где пересаживаются со стула на стул (перекладывают карты, переставляют фигурки — нужное подчеркнуть), чтобы наладить отношения", "мне пора избавляться от ограничивающих убеждений — можно их сразу все удалить?" — подобные просьбы сигнализируют о мифе про могущество метода в сознании клиента.

Когда психолог начинает разубеждать в применимости метода для клиентской ситуации, то возникают сомнения в его компетентности и желании помочь. Вера в эффективность метода сродни вере в величие одного специалиста: если метод не дает желаемого эффекта, то происходит его обесценивание, поэтому лучше не спешить ни с разубеждением, ни с применением метода, а понять истоки интереса к нему.

В детстве мы узнаем о магических свойствах различных сказочных предметов: волшебной палочки, золотого ключика, живой и мертвой воды, они помогают трансформировать реальность по желанию героев сказок — все эти образы остаются в бессознательном. Взрослея, мы начинаем критически воспринимать информацию о чудодейственности чего-либо, но некая бессознательная часть психики, называемая внутренним ребенком, готова верить в чудо, дает нам энергию надежды, что если метод помог кому-то, то поможет и нам. На вере в действенность препаратов построен эффект плацебо, который может оказывать лечебное воздействие, и к тому же вера клиента порой является не безосновательной: именно этот метод подходит под его ситуацию.

Вспоминается парадоксальный случай: на тренинге для военных психологов перед проведением демонстрационного сеанса техники короткой терапии я предупредила, что с помощью нее можно поменять нежелательное поведение на желательное, при этом лучше не работать с длительными зависимостями. Бессознательное одной из участниц вероятно пропустило частицу "не" в моем сообщении, и она решила, что может избавиться от курения, имея эту привычку уже 15 лет. И с ней это действительно произошло, о чем она торжественно сообщила всем на следующий день. При этом она могла находиться среди курящих людей (все сотрудники ее отдела курили), вдыхать запах дыма и чувствовать себя комфортно, не имея желания закурить. Именно это поведение было выбрано ею как новое и оптимальное для себя, эффект сохраняется около десяти лет.

В данном случае несгибаемая вера в чудо-технику и интуитивно правильный выбор ее применения помогли клиентке решить проблему, но возможен и альтернативный ход событий. Клиент верил, что "все корни его проблем таятся в прошлых жизнях", и только регрессивный гипноз может ему помочь что-то изменить. Когда он в гипнозе путешествовал в различных образах "прошлых жизней", то ни одна из них его не устраивала, было ощущение "попадания не туда". Гипнолог изменил привычную стратегию и предложил в любом путешествии "в другие жизни" искать места, где есть корни, и исследовать то, что будет среди этих корней. В конце концов клиент нашел под одним из деревьев спрятанную в корнях шкатулку, в которой обнаружил ключ к разгадке своих проблем, и вышел из транса вполне удовлетворенным найденным решением.

Таким образом, соглашаясь с фактом существования мифа об исключительной эффективности метода, мы всегда имеем выбор: следовать ли полностью рекомендациям клиента о его применении или, поняв в ходе изучения клиентской ситуации, что метод для него имеет свои ограничения, гибко трансформировать его под содержание запроса и текущее состояние клиента. Открытая борьба с мифом столь же мало эффективна, как бой с драконом: у этого существа долгая история в коллективном и персональном бессознательном и обширный запас энергии, который может быть использован в созидательных целях.

Миф о губительности технических сбоев в работе с онлайн-психологом. В силу нестабильности интернет-соединения или сбоя программы компании, предоставляющей связь, контакт психолога и клиента может быть технически прерван, и не смотря на его последующее восстановление, интерпретироваться негативно, как серьезная помеха в общении. Если в обычной, не терапевтической онлайн-коммуникации сбои связи воспринимаются как привычное явление, то для терапевтического контакта она может представляться чуть ли не актом вандализма по отношению к сокровенному процессу, вызывать бурю переживаний клиента.

Первое прерывание связи происходит, когда ребенок появляется на свет, физиологически отделяясь от матери, отсоединение психологическое или сепарация совершается позже, и то и другое сопряжено с болью физической и душевной, а переживания радости, свободы, своей большей самостоятельности появляются значительно позднее. Поэтому нарушение связи со значимым другим ассоциируется в первую очередь со страхом потери комфорта и неизвестностью: что будет дальше?

Надо заметить, что в какой-то мере психолог сам участвует в создании мифа о губительности технических сбоев, если уделяет им особое внимание, дает клиенту заблаговременно перегруженную деталями инструкцию о том, чего ни в коем случае не должно быть и что может навредить продуктивному онлайн-взаимодействию с ним. Тем самым создается потенциал негативных ожиданий, который проявляется в эмоциях в случае возникновения помех, дополнительно усиливая эти помехи.

Вероятность технических сбоев в коммуникации психолог — клиент приводит к необходимости некоторых ограничений и техники безопасности в онлайн-терапии. Как уже отмечалось, в режиме онлайн не рекомендуется работать с клиентами, имеющими признаки пограничных расстройств личности, тем более, что провести точную диагностику в таком формате бывает затруднительно. Также не желательно работать с клиентами, имеющими травмы потерь, страхи привязанностей, т.е. проблемы, которые могут обостриться при нарушении интернет-связи с психологом. С данными случаями возможно первичное онлайн-консультирование с последующим переходом в очный формат.

Существуют методы, которые имеют свои ограничения при работе в дистанционном формате, например телесноориентированные психотехники, различные методы, ведущие к измененным состояниям сознания. Это не значит, что телесную терапию, медитации и гипноз в режиме онлайн нельзя проводить вообще, специалист их может адаптировать под заданные условия. Например, в скайпе с видео- и аудио-трансляцией вполне эффективны двигательные психотехники с наблюдаемым пространственным перемещением клиента, а трансовые практики ведутся на поверхностном и среднем уровне погружения с сохранением контроля своего состояния со стороны клиента.

Следуя мифу о вреде прерывания интернет-связи, клиент может принять решение о необходимости очной работы с психологом, где по его мнению вероятность технических сбоев сведена к минимуму. Хотя и в офисе психолога внешние помехи вполне могут иметь место: неожиданное отключение света, резкие звуки из соседних помещений и иные форс-мажорные явления — неизбежная часть повседневной реальности, их при необходимости можно утилизировать в терапевтическом процессе.

Если исходить из предпосылки о том, что любые случайные события несут полезную информацию, создают условия для изменений, то в частности смена света на темноту в офисе может стать поводом для того, чтобы переключиться на свои внутренние процессы, уделять больше внимания не внешним зрительным впечатлениям, а своим ощущениям, чувствам, внутренним зрительным образам и мыслям, в то время как беседа с психологом будет продолжаться. Прерывание онлайн-связи может расцениваться как возможность пребывать в молчании и общаться с самим собой, прислушаться к своему внутреннему голосу или тишине, сопутствующим им состояниям. Коммуникация с психологом, как и жизнь в целом, наполнена ожидаемым и неожиданным, хаосом и порядком, их переплетение создает поток событий, придает ритм жизни, вносит в нее разнообразие переживаний и смыслов.

Итак, сравнив мифы и реалии психологического онлайн-консультирования и онлайн-терапии, перейдем к перспективам деятельности практикующего психолога в сети интернет. Изменения технические и психологические тесно взаимосвязаны в данном процессе: улучшается качество и стабильность связи, появляются новые программные средства — совершенствуются методы работы психолога онлайн. По мере появления новых методов и направлений в консультировании и психотерапии — растут запросы к техническим возможностям интернет-коммуникации психолога и клиента.

На данный момент в число инструментов дистанционного общения, используемых практикующими психологами, входят электронная почта, службы мгновенных сообщений, чаты в реальном времени, интернет-телефония и видеоконференции. В будущем к этим инструментам вполне может добавиться система виртуальной реальности или VR-система. За счет использования подвижной графики и программ, анализирующих с помощью веб-камеры мимику человека и моделирующих ее в виртуальной реальности, станет возможным передавать текущее состояние клиента психологу, в то же время сохранить клиенту его конфиденциальность: изменения настроения происходят на смоделированном аватаре, не совпадающем с внешностью клиента. Также за счет передачи панорамных видео- и аудио-сообщений клиент может более точно отразить подробности произошедших с ним событий, а психолог — понять особенности его субъективной и объективной реальности.

Если сейчас моделирование реальности в VR-комнатах происходит в 3D формате, что позволяет в частности использовать их в лечении фобий и посттравматических расстройств, то в дальнейшем станет возможной онлайн-трансляция в данном формате не только зрительных, слуховых, но и кинестетических характеристик проживаемого опыта. Это создаст условия для более качественной обратной связи и использования большего арсенала методов, работающих с телесностью клиента, при том что его анонимность полностью сохранится.

Текстовая коммуникация по электронной почте, через чаты и службы мгновенных сообщений будет совершенствоваться в направлении использования мультимедийных средств (картинок, музыки, видео), которые оживляют общение, привносят в него эмоции, усиливающие доверительность и открытость. Все это потребует от психолога точности подбора дополнительных сенсорных средств, отвечающих запросу и текущему состоянию клиента, которое особенно трудно уловимо в текстовом формате. Совершенствуются способности к эмпатии в направлении распознавания не только эмоций, переживаемых в "здесь-и-сейчас" клиентом, но также их дальнейшей динамики с целью прогнозировать, что будет с ними "там-и-тогда", когда ответное сообщение психолога будет получено.

Использование интернет-телефонии идет по пути улучшения качества звучания и синхронизации — таким образом, что в сети интернет даже создаются музыкальные группы, репетирующие онлайн. Для коммуникации психолога и клиента откроется возможность, с одной стороны, звуковой анонимности клиента за счет анимизации, при которой голос становится неузнаваемым, а разборчивость звучания сохраняется. С другой стороны, за счет стабильности интернет-связи и очистки звучания от фоновых шумов станут более точно передаваться различные нюансы интонаций, пауз, вздохов, изменений высоты звучания, говорящие о смене состояния собеседника. Психологу это дает доступ к огромному "звуковому океану" мыслей и чувств своего клиента, в то же время повышает требования к голосовой подготовке самого специалиста: малейшие изменения своего звучания уже не спишешь на технические неполадки. Голос — мощный инструмент в работе специалиста, и в условиях сокращения каналов коммуникации до телефонного общения его действие и значение многократно увеличиваются.

Общение психолога и клиента в формате видеоконференций дает возможность индивидуальной и групповой работы в сети интернет. Использование анимизации как средства соблюдения конфиденциальности и одновременно большего, чем в текстовой и телефонной коммуникации, числа каналов передачи информации, повысит спрос на данный вид дистанционного общения. Информацию, полученную в видеоконференции, также как и тексты, можно записывать и хранить для последующего анализа. Если видеоконференции проводятся на специальной виртуальной платформе, то появляется возможность использовать широкий функционал иллюстративных средств (рисования, видео, презентаций, чата, вложенных файлов и т.п.). Сейчас наиболее часто используются рисовальные средства платформы для арттерапии, в дальнейшем при повышении качества трансляции и стабильности интернет-связи станет возможным применять фото- и видео-терапию, синхронизированный музыкальный фон для практик релаксации и работы с образами клиента.

Таким образом, по мере совершенствования технической и психологической составляющих онлайн-коммуникации психолога и клиента, она все больше приближается к условиям очного консультирования и терапии. Хотя некоторые новшества, усиливающие аспект анонимности клиента, повышают риск игрового или функционально-ролевого общения, в котором личность трансформируется за придуманной маской, но возможно именно эта маска говорит о сути выбравшего ее человека больше, чем его привычные лицо и голос. Распознать истинную сущность клиента, таящуюся за совершенными техническими перевоплощениями, установить с ней контакт и продуктивное взаимодействие — одна из важнейших задач онлайн-психолога, не только в будущем, но и в настоящем.

1. Абросимова Ю.А. Понять без слов. Развитие интуиции психологов онлайн-консультантов. Учебное пособие. — Саратов, 2016. — 280 с. http://hypnonlp.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=187&Itemid=26

2. Тихомирова Н.В. Исследование отношения активных пользователей интернета к психологическому консультированию онлайн // Актуальные вопросы психологии: материалы международной научно-практической конференции, 16 января 2012. — Краснодар, 2012. — С. 1-14.

3. Эриксон М. Стратегия психотерапии. – СПБ, 2000. – 512 с.

О admin

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Check Also

Продукты с отрицательной калорийностью: миф или правда, таблица, список

Вопросом, что бы съесть, чтобы похудеть, несомненно, задаются многие люди, имеющие или не имеющие, лишний вес. Действительно, желание есть, не поправляясь, часто возникает у любителей ...

Как перестать всего бояться и начать жить, Советы психолога

Многие люди неоднократно задавали и задают вопросы по поводу того, как перестать всего бояться и начать жить. На самом деле страх, который укоренился в человеке, ...

Болит желудок: что делать в домашних условиях, лечение

Многих пациентов волнует вопрос, как лечить желудок в домашних условиях? Однако прежде чем приступить к лечению, необходимо выявить место локализации боли, ее характер и интенсивность. ...

Роль бактерий в жизни человека

Бактерии и человек тысячелетия сосуществуют друг с другом. Они приносят колоссальную пользу человеку. Полезные бактерии составляют 99% всей популяции, которые заселяют организм человека и только ...

Осторожно, лекарства!

«Доктор, выпишите мне таблетки от жадности, и побольше, доктор, побольше…» Этот анекдот, высмеивающий одну из негативных черт человеческой натуры, имеет и оборотную сторону. Каждое лекарство ...

ДЦП — причины возникновения, лечение и реабилитация инвалидов с детским церебральным параличом

Детский церебральный паралич — причины и формы. Лечение и реабилитация ДЦП. Детский Церебральный Паралич – это широкое понятие, которое охватывает несколько различных симптомокомплексов, имеющих схожие ...

Или история ядов от Александра Македонского до Александра Литвиненко

Следы полония, найденные на вещах Ясира Арафата, напомнили о наиболее распространенном орудии убийств – ядах. Смерть известных личностей, особенно если имеются хотя бы малейшие основания ...

8 Лучших напитков для похудения — что пить, чтобы похудеть эффективно? Семья и дети 2017 — Модный Женский Журнал 2017

8 Лучших напитков для похудения — что пить, чтобы похудеть эффективно? Идеальный напиток для похудения — свежевыжатый сок! Его пектины помогают в очистке организма и ...

Горький шоколад польза для женщин, УспешнаЯ

Многие люди едят шоколад, чтобы поднять себе настроение, ведь данный продукт обладает удивительным вкусом, который практически никого не оставит равнодушным. Горький шоколад, как ни удивительно, ...

Отравление алкоголем, или как снять алкогольную интоксикацию в домашних условиях

Очень часто, после бурного застолья, вы просыпаетесь с больной головой и ужасным желанием принять что-то такое, от чего станет лучше. Начиная вспоминать вчерашний день, вы ...

Как правильно рассчитать свой идеальный вес

В стремлении обладать стройной фигурой мало кто задумывается, что идеальный вес — это не только цифры на весах, но и совокупность множества факторов. Он зависит ...

Почему появляются панические атаки, и как их отразить

Почему появляются панические атаки, и как их отразить Панические атаки – это приступ, при котором возникает чувство тревоги, переживания, могут развиваться сильные фобии и страхи. ...

31 способ быстро набрать вес

* Нажимая на кнопку «Отправить», я даю своё согласие на обработку своих персональных данных в соответствии с политикой конфиденциальности. Мы последнее время только и пишем ...

Фруктоза: польза и вред для диабетиков, отзывы

Фруктоза – сладкое вещество, входящее в группу углеводов. Все большую популярность приобретает замена фруктозой сахара. Важно знать, как воздействует фруктоза на организм человека, и оправдана ...

Рождение химеры: зачем ученые создали гибрид свиньи и человека

Рождение химеры: зачем ученые создали гибрид свиньи и человека Ученым впервые удалось вырастить эмбрион—гибрид человека и свиньи. Биологи из США, Японии и Испании ввели стволовые ...

Целебная сила миндального масла: описание, состав и полезные свойства

Целебная сила миндального масла: описание, состав и полезные свойства Миндальное масло изготавливают путем холодного отжима. Сырьем для производства масла является ядро миндаля. Именно в ядре ...

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru